воскресенье, 18 августа 2019 г.

Управление. Здесь можно подставить любое капиталистическое государство

УПРАВЛЕНИЕ ИНДИЕЙ
Лондон. 5 июля 1853 г.



Как бы отдавая должное огромным размерам предмета, палата общин необычайно затянула прения об Индии, хотя надо сказать, что эти прения были лишены всякой глубины и значительности. Результат голосования, давший правительству большинство в 322 голоса против 142, находится в обратном отношении к характеру самих дебатов. Дебаты не дали правительству ничего, кроме чертополоха и терний, и сэр Чарльз Вуд сыграл роль осла, официально приставленного для их пожирания. А в результате голосования — сплошные розы, и тот же сэр Чарльз Вуд провозглашен вторым Ману. Те же самые люди, которые отвергали проект министерства своими аргументами, провели его своими голосами. Ни один из защитников билля не посмел оправдывать его по существу; наоборот, все они сочли нужным как-нибудь оправдать свою защиту билля, — одни тем, что он представляет собою лишь очень малую часть правильно задуманного мероприятия, другие — тем, что он в сущности мероприятием вовсе не является. Первые говорят, что они еще исправят его в комиссии, а вторые заявляют, что сорвут с него его псевдо-реформаторскую маску.

Министерство осталось победителем потому, что больше половины торийской оппозиции разбежалось, а значительная часть остальных ториев переметнулась вместе с Геррисом и Инглисом в лагерь Эбердина; что же касается ста сорока двух голосов, поданных против билля, то из них сто принадлежали фракции Дизраэли, а сорок два — манчестерской группе, поддержанной несколькими недовольными ирландцами и несколькими «дикими». Оппозиция внутри оппозиции еще раз спасла министерство.

Г-н Холлидей, один из чиновников Ост-индской компании, будучи запрошен в комиссии, заявил, что «продление полномочий Ост-индской компании на двадцать лет рассматривается туземным населением Индии как сдача в аренду его самого». На этот раз хартия возобновлена, по крайней мере, не на определенный срок и в любую минуту может быть отменена парламентом. Компания перейдет таким образом с солидного положения наследственных фермеров на зависимое существование временных арендаторов. Туземное население Индии от этого только выиграет. Коалиционное министерство ухитрилось оставить открытым, подобно всем остальным вопросам, и вопрос об управлении Индией.

А палата общин выдала себе еще раз свидетельство о бедности, обнаружив одним и тем же голосованием и свою неспособность выработать закон, и свое нежелание отложить его выработку.

Со времен Аристотеля накопилось огромное количество рассуждений, иногда остроумных, иногда до последней степени нелепых, на тему о том, кому должна принадлежать правительственная власть. Но впервые в летописях истории законодательное собрание народа, который властвует над другим народом, насчитывающим 156 миллионов душ и занимающим площадь в 1 368 113 кв. миль, собралось на торжественное и открытое заседание для разрешения нелепого вопроса : кому принадлежит действительная правительственная власть над чужим народом в 156 миллионов душ? В британском сенате не нашлось Эдипа, который сумел бы разрешить эту загадку. Все прения вращались исключительно вокруг нее, но когда произошло голосование, оно показало, что никакого определения образа правления Индии прения не дали.

Что в Индии мы имеем хронический финансовый дефицит, постоянное наличие войн при полном отсутствии общественно-необходимых работ, возмутительную систему обложения и не менее возмутительные судебные и законодательные порядки, что эти пять обстоятельств составляют как бы пять пунктов Ост-индской хартии,— это выяснилось с полной несомненностью из прений 1853 г. — так же как из прений 1833 г. и из прений 1813 г. и вообще из всех предшествовавших прений по индийскому вопросу. Единственное, что так и не выяснилось, это — вопрос о том, кто несет ответственность за существующее положение.

Бесспорно, в Индии есть генерал-губернатор, облеченный высшей властью, но этот правитель управляется, в свою очередь, правительством из Англии (home government). Кто является этим правительством? Министр ли по делам Индии, спрятавшийся под скромным титулом председателя Контрольного совета, или двадцать четыре директора Ост-индской компании? На пороге индийской религии мы встречаем божественную троицу, и троицу же, только не божественную, мы находим на пороге политического устройства Индии.

Если оставить пока в стороне генерал-губернатора, поставленный нами вопрос сводится к двойственному правительству, привычному для англичан. Министры своим законопроектом и палата своим голосованием утверждают этот дуализм.

Когда компания английских купцов-авантюристов, завоевавших Индию, чтобы выколачивать из нее деньги, начала расширять сеть своих факторий и превращать их в настоящую правительственную организацию, когда ее конкуренция с голландскими и французскими частными купцами стала принимать характер национального соперничества,— английское правительство, конечно, уже не могло не вмешаться в дела Ост-индской компании, и таким образом, если не формально, то фактически, возникло двойственное правительство Индии. Закон Питта от 1784 г., установивший компромисс с Компанией и подчинивший ее наблюдению Контрольного совета, который был в то же время превращен в придаток к министерству, утвердил и урегулировал этот возникший случайно порядок двойственного управления, санкционировал его формально и фактически.

Закон 1833 г. укрепил Контрольный совет, превратил владельцев Ост-индской компании в простых кредиторов, долг которых обеспечивался ост-индскими доходами, предписал Компании распродать свое имущество, положил конец ее коммерческому существованию и преобразовал ее как политическую организацию в простую агентуру короны, — словом, поступил с Ост-индской компанией так же, как она сама обыкновенно поступала с индийскими князьями: лишая их власти, она временно продолжала управлять от их имени.

Таким образом, с 1833 г. Ост-индская компания существовала только по имени и ее как бы лишь терпели. Но если, с одной стороны, было бы нетрудно совсем избавиться от нее, то, с другой, — решительно все равно, властвуют ли англичане над Индией от лица королевы Виктории или под традиционной фирмой анонимного общества. Весь вопрос сводится как будто к формальностям весьма сомнительного значения. Однако в действительности дело не так просто.

Прежде всего необходимо заметить, что Контрольный совет при министерстве, помещающийся в Кеннонской аллее, есть такая же фикция, как сама Ост-индская компания, которая якобы помещается на Лиденхолстрите. Контрольный совет является лишь прикрытием для политической власти его председателя. Сам председатель — только второстепенный, хотя и независимый член кабинета. В Индии принято человека, непригодного ни к какому делу, назначать судьей и таким способом избавляться от него.

В Великобритании пришедшая к власти партия, желающая избавиться от какого-нибудь десятистепенного «государственного деятеля», назначает его председателем Контрольного совета, преемником Великого Могола. Пример — Чарльз Вуд.

По букве закона, Контрольный совет, т. е. фактически его председатель, «уполномочен наблюдать, направлять и контролировать все действия, операции и дела Ост-индской компании, так или иначе касающиеся управления индийской территорией или доходов с нее».

Директорам воспрещается «издавать без санкции Контрольного совета приказы и инструкции, отправлять депеши, официальные письма и какие бы то ни было сообщения, касающиеся Индии или управления ею».

Директорам предписывается «подготовлять инструкции или приказы по всем вопросам в течение двух недель со дня соответствующего распоряжения совета или же передавать по назначению его приказы по делам Индии».

Контрольный совет уполномочен контролировать всю корреспонденцию и все депеши из Индии и в Индию, а также делопроизводство советов владельцев и директоров.

Наконец, Совет директоров назначает секретную комиссию в составе своего председателя, вице-председателя и старшего члена, которые должны дать клятву в соблюдении тайны и через которых председатель Контрольного совета передает в Индию свои личные распоряжения по всем политическим и военным вопросам. Комиссия при этом играет роль простого передатчика.

Распоряжения, касавшиеся войн с афганцами и Бирмой и занятия Синда, передавались через эту секретную комиссию, причем Совет директоров знал о них не больше, чем широкая публика или парламент. Таким образом, выходит, повидимому, что настоящим Великим Моголом является председатель Контрольного совета, и он действительно всегда располагает неограниченной возможностью творить зло, — например, затевать самые губительные войны, — оставаясь в то же время незаметным за спиной безответственного Совета директоров.

Но, с другой стороны, и Совет директоров не совсем лишен реальной власти. Осуществляя инициативу в области общих административных мероприятий и являясь более постоянным и устойчивым органом, чем Контрольный совет, поскольку он опирается на традиционные навыки и обладает некоторым знакомством с местными условиями, Совет директоров, естественно, распоряжается всеми текущими внутренними административными делами. Он же назначает, с утверждения короны, правительство Индии, генерал-губернатора и его советников и, кроме того, пользуется неограниченным правом увольнять высших служащих вплоть до генерал-губернатора (как он поступил при сэре Роберте Пиле с лордом Элленборо).

Но и это еще не самая главная привилегия директоров. При годовом окладе всего лишь в 300 фунтов они извлекают главный доход из своего права представлять кандидатов на должности по гражданской и военной службе, из числа которых генерал-губернатор и провинциальные губернаторы Индии обязаны выбирать людей для замещения всех более высоких постов, не доступных туземцам.

Когда число мест на данный год установлено, оно делится на 28 равных долей, из которых две отводятся председателю и вице-председателю Совета директоров, две — председателю Контрольного совета и по одной — каждому директору.

Годовой доход от каждой доли редко спускается ниже 14 000 фунтов.

«Все назначения, — говорит г-н Кемпбелль, — составляют как бы частную собственность отдельных лиц, так как они распределены между директорами, которые распоряжаются ими по своему усмотрению».

Ясно, что Совет директоров должен влиять на весь верхний слой индийской администрации, получающий образование в школах Эддискомба и Холлибери и назначаемый по представлению директоров. Не менее очевидно, что этот совет, распределяющий из года в год места общей стоимостью до 400 000 фунтов среди высших классов Англии, едва ли может натолкнуться на какое-нибудь противодействие со стороны общественного мнения, руководимого теми же классами. '

Что касается общего настроения Совета директоров, то я охарактеризую его в одном из следующих писем о положении Индии. А пока замечу только, что во время последних прений по индийскому вопросу г. Маколей пытался защитить этот совет тем своеобразным соображением, что он бессилен сделать все то зло, какое хотел бы делать, тем более, что все благотворные реформы были проведены помимо него и наперекор ему отдельными губернаторами за их собственной ответственностью. Так проведены были запрещение сожжения вдов, отмена вопиющих транзитных пошлин и установление свободы ост-индской печати.

Итак, председатель Контрольного совета вовлекает Индию в губительные войны под прикрытием Совета директоров, а Совет директоров растлевает индийскую администрацию под вывеской Контрольного совета.

Приглядываясь ближе к структуре этого уродливого правительства, мы находим в его основе третью силу, более могущественную, чем Контрольный совет и Совет директоров, более безответственную и более недоступную контролю общественного мнения. Временный председатель Контрольного совета зависит от постоянных чиновников этого учреждения в Кеннонской аллее, а для этих чиновников Индия находится не в Индии, а на Лиденхолстрите.

Кто же хозяйничает на Лиденхолстрите?

Две тысячи пожилых леди и хилых джентльменов, владеющих индийскими акциями и интересующихся Индией лишь с точки зрения аккуратной выплаты индийских дивидендов, выплачиваемых из индийских доходов, избирают двадцать четыре директора, единственная квалификация которых в том, что они — держатели 1 000-фунтовых акций.

Купцы, банкиры и директора разных компаний всячески стараются пролезть в Совет директоров только для того, чтобы обделывать свои собственные делишки.

«Один банкир из лондонского Сити, — говорит г-н Брайт, — располагает 300 голосами в Ост-индской компании, и его воля имеет едва ли не решающую силу при выборах директоров».

Совет директоров находится, таким образом, в полной зависимости от английской финансовой знати. 

Избираемый описанным способом, совет выделяет из себя, кроме вышеупомянутой секретной комиссии, еще три комиссии, а именно:

1) по политическим и военным вопросам;

2) по финансовым и внутренним делам;

3) по управлению доходами, судебным ведомством и по текущей законодательной работе.

Члены этих комиссий ежегодно сменяют друг друга, так что какой-нибудь финансист входит в этом году в судебную, а в следующем — в военную комиссию, и никто не имеет возможности заведывать без перерыва каким-нибудь одним ведомством.

Способ избрания директоров уже сам по себе обеспечивает их совершенную непригодность для дела, а система ежегодных смен окончательно губит даже те крохи деловитости, которые случайно могли бы у них оказаться.

Кто же фактически управляет под фирмою совета? 

Обширный штаб безответственных секретарей, контролеров и чиновников в Индиахаузе, из которых, как замечает г-н Кемпбелль в своем «Проекте управления Индией», может быть только один был хоть раз в жизни в Индии, да и то — случайно.

Поэтому, если не считать торговлю должностными местами, совершенно не приходится говорить ни о политическом направлении, ни о принципах или какой-либо системе управления Совета директоров. Действительным Советом директоров, действительным внутренним правительством и т. д. в Индии является постоянная и безответственная бюрократия — «канцелярские креатуры и креатуры фаворитизма», хозяйничающие на Лиденхолстрите.

Огромной империей управляет, таким образом, корпорация, состоящая не из выдающихся патрициев, как это было в Венеции, а из заскорузлых чиновников и тому подобных господ.

Не удивительно после этого, что ни одно правительство в мире не пишет так много и не делает так мало, как правительство Индии.

Пока Ост-индская компания была только торговым товариществом, она требовала, конечно, самых подробных докладов по каждому вопросу от заведующих ее индийскими факториями, как этого требует всякая торговая фирма. Но когда фактории превратились в целую империю, а коммерческие досье — в целые грузы корреспонденции и документов, лиденхолские чиновники получили такой перевес, что директора и Контрольный совет оказались в зависимости от них; они ухитрились превратить правительство Индии в одну огромную пишущую машину. Лорд Браутон показал в комиссии по окладам должностных лиц, что с одной посылкой в Индию было отправлено 45 ООО страниц заключений.

Чтобы дать вам некоторое понятие о том, как убивают время в канцеляриях Индиахауза, я приведу один отрывок из Диккинсона. '

«Когда приходит сообщение из Индии, его прежде всего передают в подотдел просмотра того отдела, которого сообщение касается; затем председатель, в ведении которого находится отдел, сносится с дежурным чиновником этого отдела, вырабатывает с ним содержание ответа и посылает проект министру по индийским делам (на канцелярском языке это называется П. С.—предварительное сообщение).

На этой первоначальной стадии обсуждения вопроса председатели находятся в полной зависимости от чиновников. Зависимость эта настолько велика, что даже на совещаниях в совете владельцев, созываемых по предварительным повесткам, можно наблюдать жалкое зрелище, как председатель обращается к секретарю, который сидит рядом с ним и все время нашептывает ему, суфлирует и подталкивает его, словно он какая-то кукла; и таково же положение министра на противоположном конце этой системы.

Если на стадии П. С. возникает какое-нибудь разногласие, оно обсуждается и почти всегда улаживается путем дружественного обмена мнениями между министром и председателем; в конце концов министр возвращает проект ответа с поправками или без поправок, после чего его направляют в комиссию директоров, в ведении коих находится отдел, к которому дело относится, вместе со всеми относящимися к нему бумагами, на рассмотрение и обсуждение; комиссия принимает или изменяет его и передает дальше в пленарное собрание Совета директоров, где он подвергается такой же процедуре.

И только после этого он впервые попадает в руки министра в качестве официального сообщения и затем снова проходит те же стадии в обратном направлении».

«Когда в Индии обсуждается вопрос о каком-нибудь мероприятии, — говорит Кемпбелль, — известие о его передаче в Совет директоров расценивается как сдача вопроса в архив».

Затхлая и отвратительная атмосфера этой бюрократии стоит того, чтобы заклеймить ее знаменитыми словами Берка:

«Это племя вульгарных политиков — настоящие отбросы рода человеческого. Правительственная работа вырождается в их руках в самое бездушное, механическое ремесло. Добродетель им и не снилась. Их мутит от всякого поведения, внушаемого только совестью и честью. Широкий и свободный интерес к благу государства они считают романтикой, соответствующие принципы — бредом расстроенного воображения. Арифметические выкладки приводят их в восторг. Насмешки шутов заставляют их стыдиться всего великого и возвышенного. Убожество в целях и средствах представляется им здравомыслием и трезвостью».

Канцелярские учреждения на Лиденхолстрите и в Кеннонской аллее стоят индийскому народу пустяки — каких-нибудь 100 000 фунтов в год. Олигархия вовлекает Индию в войны, чтобы дать занятие своим младшим сыновьям; финансовая плутократия готова продать ее всякому, кто больше даст; а рядовая бюрократия парализует работу управления и увековечивает ее темные стороны, чтобы увековечить свое собственное существование.

Билль сэра Чарльза Вуда ни в чем не изменяет существующих порядков. Он расширяет полномочия правительства, не увеличивая его ответственности.

(Карл Маркс, «Управление Индией», Сочинения Маркса и Энгельса 1-го изд., т. 9, с. 330-347).

«Управление Индией» - Маркс о бюрократической системе управления Индией, бывшей в то время английской колонией.

Читаешь - ощущение, будто где-то всё это уже видел, с той только разницей, что вместо Совета директоров государствами (государства - это по сути ООО «Буржуазное Государство») управляют Правительства и Парламенты, в которых в свою очередь хозяйничают «Две тысячи пожилых леди и хилых джентльменов, владеющих ...скими акциями и интересующихся ...ией лишь с точки зрения аккуратной выплаты ...ских дивидендов, выплачиваемых из ...ских доходов...» - то есть, ...ская олигархия (олигархия - власть немногих), опирающаяся на централизованную бюрократическую систему управления буржуазным государством. (Вместо троеточий здесь можно подставить любое капиталистическое государство).

Библиотека ИМЭЛС

---

последний день РАО ЕЭС (десоветизация, анти ГОЭЛРО)


Если ролик не открывается, вот другая ссылка.

---







Комментариев нет:

Отправка комментария